• Автомобилей логичное развитие

     

    Между прочим, логичным завершением развития автомобиля, как механической платформы, является вовсе не само полноприводное шасси, а вариант, в котором привод не просто полный, но в каждом колесе расположен отдельный электродвигатель. При этом все колёса – управляемые.

    У подобной схемы преимущества удивительные: активное обеспечение стабильности движения (крутящий момент можно как угодно распределять, причём и “положительный”, и “отрицательный”, в смысле вращения колеса и направления движения); идеальное торможение (классические тормоза не нужны, главное – правильные электродвигатели); высокая управляемость (можно разворачиваться на месте, парковаться “боком”). И много всяких других преимуществ. Наверняка такие автомобили появятся раньше, чем массовые персональные летательные аппараты.

    Самоуправляемые автомобили

    /9. November 2010/ Темы: Наземная техника

    Сейчас модное направление в робототехнике – это автомобили-роботы, которые могут управляться автономно. То есть, такой автомобиль сам рулит, ездит по дорогам (и без дорог) из пункта “А” в пункт “Б” без водителя. Тема довольно старая, а, например, соревнования автомобилей-роботов проводились под эгидой DARPA уже несколько лет назад.

    Понятно, что преобразовать массовый гражданский автомобиль в некоторый интеллектуальный механизм, который нельзя будет просто “врезать в стену”, это очень полезная идея. Например, достаточно сложно заставить лошадь спрыгнуть в пропасть или с размаху налететь на бетонный столб. Животное сопротивляется подобному управлению, так как обладает достаточным собственным представлением о том, что происходит вокруг и может даже строить прогнозы. Такое поведение снижает общую аварийность гужевого транспорта. С автомобилями вышло бы то же самое.

    Но, тем не менее, сама технология автомобилей-роботов разрабатывается прежде всего для военных целей. И эти цели немного другие, если сравнивать с поведением лошади. Автоматические транспортные конвои – это то, что нужно, например, Штатам. Потому что колонны грузовиков на марше уязвимы. И если бы эти грузовики были не обитаемы, то проблем с охраной и рисками потерь стало бы сильно меньше.

    Автоматические грузовики двигаются колонной по опасной территории, соблюдая даже некоторые аспекты правил дорожного движения. При этом прикрывать конвой можно беспилотниками и двумя-тремя вооруженными колёсными роботами. А груз, в случае серьёзного нападения, можно просто уничтожить с минимальными рисками (в потерях – только грузовики). При этом автоматические колонны могут доставлять, например, провизию и разные расходные материалы (топливо и т. п.), но не оружие и ценности. Это сводит к минимуму привлекательность такого конвоя для атаки, потому что риск для нападающих становится не оправдан.

    Иранские твёрдотопливные ракеты, наблюдения и материалы

    А вот Иран наделает твёрдотопливных баллистических ракет – проблем мало не покажется.

    Недаром Штаты всё активнее финансируют свои новые спутниковые программы, основной предмет которых, скорее всего, это множество низкоорбитальных разведывательных аппаратов нового поколения, оснащённых широкодиапазонными активными средствами наблюдения, объединёнными в сеть. То есть, там и различные радары на борту, и световая оптика, при этом работать спутники будут совместно: один подсвечивает, другие принимают сигнал и реконструируют обстановку. А данные наблюдений в реальном времени передаются на землю.

    Собственно, за твёрдотопливными ракетами, пока те перемещаются и готовятся на земле, едва ли не только с помощью спутников и можно эффективно следить (ну, в принципе, ещё подойдут аэростаты, но там сложности с размещением их в нужной точке атмосферы – в воздушное пространство другой страны просто так аэростат не загнать). Дело в том, что твёрдотопливные ракеты гораздо проще выполнить так, что их можно будет хранить заправленными длительное время (а не заправлять перед пуском). Подготовленные к пуску ракеты размещаются где-нибудь в подземном ангаре. Сколько их там? Сказать сложно. А вот владельцу ракет быстро “выкатить” на позиции сразу несколько – уже не сложно. При этом, без непрерывного мониторинга разведке сложно выявить даже те позиции, на которые, собственно, ракеты отправились с помощью автотранспорта.

    Конечно, можно разведывать количество ракет по косвенным признакам. Скажем, если известен состав топлива, то можно определить возможное количество ракет по количеству закупаемых и завозимых в производственные цеха исходных химических веществ – это давно известный трюк. Аналогичный подход работает, даже точнее (потому что избирательность выше), в случае анализа перемещения и производства не элементов топлива, а некоторых хитрых, дорогих и редких материалов (скажем, “керамических”), необходимых для изготовления небольших ключевых агрегатов в конструкции ракетной техники.

    (Тут, кстати, имеет смысл заметить в скобках вот что: в теории, как сделать “большую ракету”, знает даже прилежный студент второго курса профильного вуза; на практике же, вроде бы добротно сделанная “большая ракета” заканчивает полёт аварией из-за дефекта одного-двух небольших и как бы очень простых агрегатов, для изготовления которых не смогли правильно подобрать нужный материал. Собственно, именно “небольшие тонкости” практики производства и ограничивают до сих пор число стран, владеющих космическими ракетными технологиями.)

    В общем, иранские твёрдотопливные ракеты сильно затруднят и мониторинг, и предупреждение о старте. А и первое, и второе необходимо для организации контрмер.

    (Фото: U. S. Army, к тексту отношения не имеет.)

    Чего боятся Штаты, часть 4

    Предыдущие три части, повествующие о страшных для Штатов вещах, посвящались: сверхскоростным ракетам. “бюджетным” малым подводным лодкам и, особенно малоизвестно, морским минам. Про морские мины продолжение будет позже.

    А в этот раз – про другое. Практически всякая перспективная “дистанционная” военная операция, в исполнении Штатов, порождает сухопутную кампанию на чужой территории (ну, если, конечно, успешно прошла первая, “дистанционная”). Военных роботов подходящей комплектации в нужном количестве в Штатах пока нет – иначе сухопутную фазу реализовывали бы они.

    Но роботов ещё нет, и поэтому Штаты опасаются различных самодельных “мин и фугасов”, которые местное население гипотетической противоборствующей страны, не обладающей суперсовременными технологиями, может устанавливать вдоль дорог, где передвигается штатовская военная техника. Конструкции “адских машинок” движутся вперёд, следом за информатизацией человечества. Относительно простое по требуемым материалам взрывное устройство на обочине сложно обнаружить, а урон от срабатывания во время прохождения колонны или патруля может быть невосполнимым. Но передвигаться по дорогам необходимо. Поэтому Штаты конструируют и принимают на вооружение особую транспортную технику – защищённые от мин и взрывных устройств военные автомобили.

    (U. S. Army photo)

    Монстроподобные “грузовички” весят далеко не одну тонну. Хитрости с бронестёклами затрудняют обзор из кабины. Автомобили плохо управляются, а из-за огромного веса проваливаются на вполне обычных мостах вполне себе обычных автодорог и валятся-переворачиваются с обочин при маневрировании, так как и обочины дорог разрушаются под весом металлического динозавра.

    (Да, конечно, разрабатываются и методы дистанционного обнаружения и, даже, обезвреживания “мин и фугасов” – правда, результаты пока не обнадёживают.)

    Претендент на замену Hummer

    /8. October 2008/ Темы: Наземная техника

     



    На главную